«Белый тигр»: новая волна полемики

Фильм Карена Шахназарова не оставил равнодушными наших обозревателей. И не только он, но и разгромная статья «Белый тигр»: альтернативный взгляд» об этой неординарной картине. Автор рецензии Diletant страстно обличил режиссёра, обвинив его во многих историко-политических просчетах. Статья интересная, но позвольте поспорить с Вами, уважаемый Diletant.

Итак, первое утверждение: «…в фильме Карена Шахназарова фактически победило зло в лице Белого тигра». Уверяю Вас, у многих зрителей вывод прямо противоположный. Фильм – это не хроника событий, а отражение раздумий режиссёра о природе Добра и Зла и их вечном противоборстве. Фильм имеет глубокий философско-мистический подтекст, при том, что конкретные приметы времени и типажи в нём отражены точно, игра актёров, операторская работа, постановка батальных сцен не вызывает нареканий.

Обратимся к первоисточнику – весьма спорной книге Ильи Бояшова «Танкист или «Белый тигр». Читаем эпиграф, предпосланный роману: «Не будешь ли ты так добр подумать над вопросом: что бы делало твоё добро, если бы не существовало зла, и как бы выглядела земля, если бы с неё исчезли тени?» (М. Булгаков. «Мастер и Маргарита»). Этот вопрос волнует каждого думающего человека, но творческие люди, в меру своего таланта, могут показать, если не решение, то хотя бы поиск ответа на него. Противостояние двух начал – вот главный смысл этой картины.

В июле 1943 года (начало фильма и книги) Германия была ещё очень сильна, именно к этому времени относится распространение легенды о танке-призраке, страшном и непобедимом «Белом тигре». Ответом Абсолютному Злу, воплощенному в чудовищной машине, явилось возрождение простого русского солдата Ивана (Алексей Вертков), сгоревшего в подбитом танке. Восставший как Феникс из пепла, он не «Иван, не помнящий родства», а тот, кто может дать бой железному монстру. Он былинный богатырь, пусть не по стати и типажу, а по духу своему, воплощение солдата-мстителя. Что говорит пока ещё безымянный танкист военно-медицинской комиссии после необъяснимого воскрешения: «Помню, что русский, что танкист, что ещё надо?». Явно прослеживается мифологический сюжет: как будто омыли мёртвого солдата волшебной живой водой, и он воскрес – для святой мести за собственную гибель и смерть таких же молодых хороших людей, за поруганную родную землю. Иван тоже призрак, он «слышит» танки, молится Танковому Богу и одержим одной идеей: «Я должен его (Тигра) сжечь!». Солдата пуля не берет, и его Т-34-85 не горит. Не случайно экипаж Найдёнова считает, что их командир заговорённый и странный – не ест, не пьёт, только ищет своего убийцу.

Воскрешение Ивана Найдёнова знаковое событие – если на земле возникло Абсолютное Зло – «Белый тигр», значит должен появиться его антагонист (ну, или протагонист, в данном случае). Таков, если хотите, закон мироздания: плюс – минус; сила – слабость; любовь – ненависть; хаос – порядок; добро – зло; свет – тьма. Классическое противостояние, оригинально воплощенное на экране в военном сюжете.

Далее, исходя из последней сцены фильма, Diletant делает следующий вывод: «Получается не только, что Гитлер остался жив, но и реально одержал победу вместе с немецким народом. За шахназаровским Гитлером остается последнее слово, слово победителя». Категорически не согласна. Эта сцена не прямолинейна, её нужно воспринимать как аллегорию, и в этом я солидарна с авторами Мариной Д., kot_pofigist’ом и Navis’ом. Гитлер не жив и не победил, он – нечто, потусторонний поверженный демон, такой же мёртвый, как и его чудовищный танк. Гитлер-призрак (Карл Кранцковски) сидит перед своим главным Заказчиком и отчитывается. Посмотрите внимательнее сцену – бывший фюрер не торжествует, он оправдывается. Он делал всё, что заказывали, но ничего не получилось, кроме краха Германии и унижения немцев. И кто же сокрушил непобедимый вермахт? Простой русский солдат Иван (образ собирательный, народный).

Этой сцене предшествует разговор Ивана с полковником Федотовым (Виталий Кищенко), который пытается убедить Найдёнова, что война кончилась, хватит искать врага, наконец настал победный май. Но мифический танкист убеждён: «Он снова появится – пройдёт двадцать, пятьдесят, сто лет, и он вылезет!». Разве не провидческие слова? Войны сопровождают историю человечества, поэтому Иван должен быть наготове – он чинит и чистит свой танк, чтобы «Белый тигр» – воплощение ада и войны – не застал его врасплох.

Думаю, заключительная сцена с молчаливым неизвестным, загадочно погружённым в тень, к которому обращается Гитлер: «Мы с Вами давно знаем друг друга…», не случайно выглядит эпилогом. Но не потому, что К. Шахназаров хотел показать «победу» фюрера (вид у него там потерянный и облезлый), это предупреждение: зло не покинуло землю, война не закончена. Разве это не так? Мне кажется, создатели фильма хотели заострить внимание зрителей на потенциальной опасности: нацизм только временно затаился, надо быть бдительными, он готов заявить о себе в любую минуту. К. Шахназаров посвятил фильм своему отцу-фронтовику, какая там «фига в кармане»! Наверное, Diletant выражает таким образом личную предвзятость режиссёру.

©Photo credit: Киноконцерн “Мосфильм”

В фильме не просматривается стремление уравнять две стороны войны, принизить роль Красной Армии и нет никаких «эстетствующих спекуляций» на тему «равной ответственности» Германии и СССР (а вот в книге можно ещё и не то вычитать). Начало фильма – июль 1943 года после Прохоровского сражения. Потери там действительно были огромные (с двух сторон), но никакого пораженчества в советских войсках. Наоборот, наши инженеры и конструкторы не отставали, в короткие сроки были созданы новые, улучшенные модификации танков. И это стремление «всё для фронта – всё для победы» в фильме есть.

Не могу согласиться и со следующими пассажами в рецензии Diletant’а: «Подтянутым немецким офицерам противостоят достаточно неопрятные, нарочито небритые советские солдаты и офицеры». Солдаты после сражения, подбирающие убитых и раненых, не могут выглядеть «с иголочки», или врачи полевого госпиталя в окровавленных халатах, еле стоящие на ногах от усталости – это правдивое изображение, «окопная правда». Где неопрятные, небритые советские воины?  Все одеты по форме, подтянуты и строги – посмотрите на начальника госпиталя (Владимир Ильин), или заместителя начальника контрразведки танковой армии майора (потом полковника) Федотова, или на щеголеватого капитана Шарипова (Герасим Архипов), инженеров-танкостроителей, на офицеров в штабе и в полевых условиях, высший командный состав на подписании капитуляции. Небритые и побитые, в рваных гимнастёрках, в фильме присутствуют два немца, рассказывающие на допросе про «Белого тигра». Или довольно продолжительный эпизод в конце фильма: бесконечная колонна пленных оборванных немецких солдат, которых гонят по разрушенному Берлину.

А вот ещё обидное замечание: «Командующий танковой армией генерал Михаил Ефимович Смирнов (в котором отчетливо угадывается образ командующего Первой танковой армией с 1943 года Михаила Ефимовича Катукова) с чавканьем ест некую похлебку, принимая подчиненного офицера». Почему с чавканьем, просто ест. Да и когда им там было столы белыми скатертями накрывать? В этой сцене важна беседа – генерал Смирнов (Дмитрий Быковский) говорит, что на войне он и в бога, и чёрта поверил. Разве такого не могло быть? В воспоминаниях участников войны нередко встречаются рассказы о необъяснимых, даже фантастических случаях, необыкновенном везении или фатальных событиях. Федотов, пытаясь понять феномен «Белого тигра» и сущность загадочного Ивана, не случайно говорит Шарипову: «То, о чём я думаю, не может быть».  Чем завершает беседу с Федотовым Смирнов? Тепло, по-человечески говорит: «Алексей, ты устал, отдохни, отоспись и давай Берлин брать!». Не понимаю, где увидел Diletant уничижительные сцены с нашими военными?

©Photo credit: Киноконцерн “Мосфильм”

Или вот ещё: «Лощеному, разодетому как на парад, полному чувства собственного достоинства, фельдмаршалу Кейтелю и офицерам его свиты противопоставлен грубый и циничный маршал Жуков». В чём грубость и цинизм маршала Жукова? (Валерий Гришко). В том, как он жестко даёт команду инженерам разработать экспериментальный танк за 2 недели? А как иначе – идет страшная война, не до сантиментов, нужно обеспечить фронт надёжной техникой. Или, когда Г. Жуков властным жестом показывает «лощеному» Кейтелю (Кристиан Редль) его место – не сидеть по-барски в ожидании, когда поднесут бумагу о капитуляции, а встать и поставить подпись, где укажут.

Что собой представляли на самом деле фельдмаршал Кейтель (повешен в октябре 1946 года) и его свита? Как их не разодень – военные преступники, немолодые вояки, которых напоследок русские накормили хорошим ужином с сортовым вином. Разве так относились к пленным эти «лощеные» – к нашим солдатам, офицерам и генералам? Советские люди как победители вели себя гордо и достойно, не опускаясь до расовых и прочих звериных практик «цивилизованных наций», разве не так?

Да, члены экипажа танка командира Найдёнова – наводчик Крюк и башнёр Бердыев личности порочные – в перерывах между боями напивались, с девушками любовь крутили, однако как танкистам им не было равных. В фильме эти персонажи показаны в «сглаженном» варианте. В романе И. Бояшов представляет читателям образы Крюка и Бердыева отвратительными, воплощая в них в концентрированном виде неизменных спутников войны – пьянство, мародёрство и насилие.

Кстати, фильм и роман – две вещи несовместные. Именно книга, полностью согласна с kot_pofigist’ом и Navis’ом, передаёт альтернативный и негативный взгляд на отдельные события войны. Иван Найдёнов в ней – безобразный монстр, просто сумасшедший (Ванька-Смерть). Однако писатель приводит важную информацию: точные технические характеристики боевых машин, сравнение советских, немецких, американских и английских танков, лаконичные описания танковых сражений, по большей части достойную оценку советских военачальников. Правда, все эти факты даны автором в примечаниях к весьма неоднозначному роману.

И напоследок – о музыке к фильму. Даже звуковой ряд с музыкой Рихарда Вагнера вызвал критику Diletant’а. Неужели мы будем считать неуместной в мистической военной драме музыку великого композитора только потому, что его Гитлер любил? Вон сейчас на «цивилизованном» Западе Чайковского отменяют из-за того, что он русский. Не хотелось бы таких параллелей. Надеюсь, музыка Вагнера останется вне политики. Во всяком случае, пока немецкого гения никто не запрещает, напротив, исполняются и издаются его сочинения, биографии, в том числе в серии ЖЗЛ, марки, российские почтовые конверты (массовым тиражом в 2013 году в серии «Деятели мировой культуры»). В мистическом, философском «Белом тигре» вагнеровская музыка представляется идеальной и органичной. Так что тлетворное влияние Вагнера на неокрепшие души, уважаемый Diletant, мне кажется, сильно преувеличенным.

И в заключение – благодарю Diletant’а за возможность ознакомиться с авторской позицией и немного поспорить. Ждём Ваших новых острых рецензий.

Мила Северная

P.S. И ещё один факт – «Белый тигр» в 2012 году был выдвинут от России на премию «Оскар». Мне думается, если бы всё, в чем упрекает картину Diletant там действительно было (пораженчество, переосмысление итогов войны, равная ответственность за её ужасы, достоинство немцев перед грубыми советскими солдатами и др.)  – «Оскар» был бы обеспечен. Ничто так не любили киноакадемики, как наше самобичевание и поливание грязью собственной истории, победы, ценностей народа – чтобы сами себя пинали, признаваясь во всех грехах человечества. Однако «Белый тигр» не вошёл даже в шортлист. Думаю, академики поняли – фильм о затаившемся нацизме, который в любой момент может поднять голову, а бороться с ним будет русский солдат (любой национальности, как мы понимаем).

kot_pofigist

Комментарии

  1. October 7th, 2022 | 1:29 pm

Оставить комментарий