«Прекрасные дни в Аранхуэсе» Вима Вендерса

Новый фильм «Прекрасные дни в Аранхуэсе» культовый немецкий режиссер Вим Вендерс снял по пьесе своего друга, австрийского писателя и сценариста Петера Хандке. От Вима Вендерса не ждешь простого кино, и он не обманывает ожиданий. По сути – это кино-спектакль для двух актеров, мужчины и женщины, которые сидят в прекрасном саду у старинного дома. Сад и дом принадлежали когда-то Саре Бернар, даже этот факт подспудно «работает» на театральность происходящего на экране. Вдалеке, в дымке чудесного летнего дня виден Париж.

Aranjues-1

Герои предаются воспоминаниям. Мужчина в основном спрашивает женщину о вещах весьма интимного свойства, как-то: каков её первый сексуальный опыт, сколько у неё было мужчин и т.п. Женщина старается быть откровенной, но говорит не о конкретных мужчинах, а о своих внутренних противоречиях, пережитой любви или нелюбви, чувстве одиночества. Её ответы отстранённы, она вся в себе, хотя голос и интонации передают страсть и бурю эмоций. При этом женщина остается практически неподвижной, изредка кутаясь в яркую оранжевую шаль, раз-другой она встает со стула закурить сигарету и погладить милую собачку. В общем-то, она грустный персонаж. Райский сад, яблоко на столе, рассказ о грехопадении (т.е. сексе). Может быть, перед нами современная и вечная Ева? Возможно… Роль женщины исполнила французская актриса Софи Семен, жена Петера Хандке.

Aranjues-2

Мужчина настойчив, выспрашивая интимные подробности, но иногда как будто и не слушает свою собеседницу, а говорит о своём: о детстве, о прекрасном саде, о птицах, деревьях и растениях. Мужчина эмоционален и слегка насмешлив. Французского актера Реду Катеба, отлично справившегося с этой разговорной ролью, мы сможем вскоре увидеть в музыкальном и драматичном фильме «Джанго», которым 9 февраля открылся Берлинале-2017 (по отзывам, ему вполне удалась роль знаменитого исполнителя цыганского джаза Джанго Рейнхардта). Итак, в беседе героев нет конкретики, их разговоры о чувствах и переживаниях не дают никакого представления о них самих. Былое и думы. Непонятно даже, кем они друг другу приходятся – бывшие любовники, будущие любовники, писатель и его героиня? Этого мы не знаем.

Aranjues-3

Конкретен только один рассказ мужчины с точной привязкой к географическому месту – о его давней поездке в Аранхуэс. У мужчины была мечта: посетить в этом прекрасном дворцово-парковом ансамбле (его ещё называют испанский Версаль) Дом земледельца. Мечту он осуществил, но был разочарован. Дом земледельца оказался не архитектурным гимном труду, а великолепным королевским дворцом. Хотя, объяснение этому названию простое, в любом путеводителе можно прочитать: Дом земледельца (или Малый дворец) был построен на месте бывшего крестьянского дома, вот и вся загадка. Женщина вдруг с экспрессией заявляет, что она злая, бесчувственная, никого не любит, да и все женщины таковы. Мужчина не возражает, задает некоторые уточняющие вопросы. Мужчина – Адам? Очередная загадка.

Aranjues-4

Но актеров, конечно, не двое. Есть ещё один ключевой персонаж – писатель (Йенс Харцер), придуманный, кстати, Вимом Вендерсом (в пьесе его нет). Он сидит у окна за письменным столом и вроде бы наблюдает за мужчиной и женщиной, но на самом деле придумывает всю эту историю с чистого листа, выстукивая на механической пишущей машинке текст. В процессе сочинения диалогов, писатель вдруг открывает записную книжку, в которой нарисованы два условных силуэта, и закрашивает синим маркером красный цвет одежды одного из них. Камера переводит взгляд писателя в сад, и мы видим женщину уже в синем платье вместо красного. Значит, писатель и есть подлинный творец этой истории?

Aranjues-5

Фильм изобилует тайными смыслами. Сад – чудесное место, наполненное дуновением ветра, жужжанием пчел, пением птиц и ароматом цветов. Кажется даже, что запахи лета вот-вот ворвутся в кинозал. Мужчина и женщина как будто в раю, на столе лежит красное яблоко, которое они попеременно вертят в руках, его же со смачным хрустом ест писатель. На его письменном столе стоят точно такой же столик и стулья, как в саду, только маленькие, кукольные, на столике лежит то самое красное яблоко. В ходе диалога героев появляется садовник в белых одеждах и соломенной шляпе, с лестницей и большим секатором (срезает лишние ветки) – эту эпизодическую роль играет Петер Хандке. Уж не сам ли Творец проходит по своему саду, хозяйски подправляя и подравнивая «лишние детали»?

Aranjues-6

Мужчина смотрит в бинокль и видит велосипедиста в жёлтой майке, несущегося по пустой дороге. Пожалуй, это единственный намёк в статичном «Аранхуэсе» на роуд-муви – любимый жанр Вима Вендерса. Но вот мужчина фокусирует бинокль на огромном городе, подрагивающем в оптике, как мираж – громады небоскрёбов, что это? Совсем не парижский вид… К концу фильма пейзаж полностью меняется: поднимается ветер, на город и тихую обитель в саду надвигается туча, звуки лета сменяются вдруг рёвом самолётов или вертолётов, писатель в наступающей темноте идет в сарай колоть дрова (!), туча гудит, как бы засасывая в черную воронку мужчину и женщину, по лицу писателя катятся слёзы…

Aranjues-7

Хотелось бы отдельно сказать о героях фильма, которые лично мне понравились больше всего. Во-первых, это музыкальный автомат, который стоит в доме писателя. Чудо-машина светится таинственным зеленоватым светом, с тихим жужжанием устанавливает пластинки и воспроизводит красивую музыку (сам Вим Вендерс большой поклонник виниловых пластинок). В фильме звучат 5 великолепных песен, одна из которых вдруг материализуется в образе живого и настоящего Ника Кейва, который играет на невесть откуда взявшемся в доме рояле. И как поёт! Знаменитый австралийский певец и композитор, дав концерт в Париже, без колебаний откликнулся на просьбу режиссёра исполнить маленькую роль самого себя (кстати, Кейв не впервые появляется у Вендерса, выступление его группы The Bad Seeds можно увидеть в фильме «Небо над Берлином», 1987).

Aranjues-8

Музыка – неотъемлемая часть фильма, который начинается песней Perfect Day и видами безлюдного Парижа летним утром. Камера плавно перемещает нас из города в дом писателя к музыкальному автомату, и здесь же фильм заканчивается – музыка звучит, но кругом темнота, в доме никого нет. Вендерс закольцовывает сюжет на музыке, льющейся из бездушной машины, и погружает сад и дом в ночь. Кто-то может спросить: а при чём здесь испанский Аранхуэс? Действие-то происходит в пригороде Парижа. Но, может быть, ответ мы найдём в первой фразе трагедии Шиллера «Дон Карлос»: «Миновали золотые дни Аранхуэса…», которая стала иносказательной в значении: прошло беззаботное, счастливое время.

Aranjues-9

Ещё немного об этом необычном фильме: он снят в формате 3D с оригинальным звуком за 10 дней с весьма скромным бюджетом. Герои говорят по-французски, писатель – по-немецки, Ник Кейв и музыкальный автомат поют по-английски. На Венецианском международном кинофестивале-2016 фильм «Прекрасные дни в Аранхуэсе» получил «Золотого льва».

М.С.

P.S. от Navis‘а: Очередная замечательная рецензия от Милы Северной. Представляется даже, что рецензия М.С. лучше, чем сам фильм (уж больно я не люблю Вима Вендерса).

Выход этой картины на DVD в России планируется на конец мая 2017 года.

Мила Северная

Комментарии

  1. kot_pofigist
    February 28th, 2017 | 11:38 pm

    Огромное спасибо автору за глубокую и философскую статью о фильме, который невозможно обсудить, хотя бы частично не пересказав его.
    Вполне возможно, что Navis прав, и рецензия и впрямь лучше нового творения Вендерса, в котором он попытался посмотреть на мир “не от первого лица”, и даже не от привычного взгляда в окно автомобиля/поезда/самолёта. Это действо в райском саду выглядит как вызов писателя самому себе – согласитесь, непросто сделать талантливый сюжет, базируясь лишь на двух персонажах. Меж тем он сидит за столом с фигурками человечков и размышляет над их дальнейшими судьбами. Невольно возникает ассоциация с финским метал-композитором Туомасом Холопайненом, вдохновившим такие группы, как Nightwish, Epica, Sonata Arctica и For My Pain. На его клавиатуре всегда фигурки разных персонажей Джонни Деппа как аллюзия его настроения за электронным роялем.

  2. Мила Северная
    March 16th, 2017 | 5:25 pm

    Прошло время с просмотра этого фильма, а он не забывается. Думаю, это признак настоящего кино – как произведения искусства. Можно Вима Вендерса любить или не любить, но его фильмы цепляют, оставляют в памяти очень чёткий видеоряд (и звукоряд тоже!).
    Прямо скажем, кино это из разряда «на любителя». Зал был полон в начале просмотра, а в середине тонкий ручеек зрителей потянулся к выходу. Кто-то явно рассчитывал на другой сюжет. Вот рядом со мной ёрзали и переговаривались две тётушки типажа «бухгалтерши средних лет» («Идите вы, Шура, … в бухгалтерию!» – помните?). Ничего уничижительного в этот термин я не вкладываю, просто у каждой профессии, согласитесь, есть определённая манера одеваться, говорить, вести себя и т.п. Женщины рассчитывали на фильм про конкретную любовь, как я поняла из их шушуканья, а тут разговоры! Половину фильма просидели всё-таки, промаялись и ушли. И правильно сделали. Если не твой фильм, пусть самый что ни на есть гениальный, – чего зря время терять? Но публика всё-таки держалась стойко, до конца досмотрели «Аранхуэс» почти полным составом зала. Я на днях сама ушла с фильма «Трамбо» в Доме кино. Сюжет интересный – гонения на голливудских знаменитостей, преследуемых в 50-е гг. по закону об антиамериканской деятельности, и конкретно – на Далтона Трамбо, знаменитого сценариста, вынужденного даже подписывать свои сценарии чужими именами (в т.ч. оскароносные «Римские каникулы»). Казалось бы, историческая лента, известные люди, динамичное развитие событий, но такой скучищи я не видела давно!
    Это небольшое отступление к чему? А к тому, что на blogProFilm есть с кем обсудить, поспорить о новых и старых фильмах любых жанров. Было бы интересно поговорить о таких фильмах, как «Прекрасные дни в Аранхуэсе» или «Ла-Ла Ленд», или «Патерсон», более широко. Что-то давно не слышно Дилетанта, не свистят его критические стрелы. Ау!

Оставить комментарий