Архив по рубрике 'Персоналии'

David Lynch – Are you sure?

СЕНСУАЛИЗМ (от фр. sensualisme, лат. sensus – восприятие, чувство,

ощущение) – философское направление, признающее ощущения,

восприятия единственным источником познания

Словарь русского языка Ожегова. 2012

Photo: GQ

Монтана – штат на северо-западе США, заплесневелый кусок черствого хлеба, охваченный зеленой полосой растительности, изрубленный массивной горной породой и пропитанный озером под именем Св. Мария. Миссула – город, богатый на достопримечательности: здание окружного суда, университет (башня с часами) и театр. Если верить путевым очеркам, то самым знаменитым жителем городка является наш гений (финско-немецкого происхождения). В самом либеральном городе Монтаны нет ничего особенного, только если Вы не любитель ржавых индустриальных пейзажей, Дугласовых пихт и навязчивого пустого однообразия.

(Читать далее)

Встреча с Шоной Керслэйк («Свидание для безумной Мэри»)

В июле 2016 года фильм «Свидание для безумной Мэри» о бедовой и очень одинокой девушке из ирландской глубинки дебютировал на Международном кинофестивале в Карловых Варах, где получил высокую оценку критиков и зрителей, а позже был назван лучшей ирландской картиной на фестивале в Голуэе.

(Читать далее)

Special File: William Fichtner

 

 

william_1

– in the league of his own –

The most nontype Hollywood actor celebrates his birthday on November, 27. This year he turns 60, but he can look any age he wants. He lives in Hollywood, but you`d rather meet him fishing in the countryside than at a celebrity party. He appeared in more than 70 films and series but never played a leading part. He graduated from law faculty but became one of top Hollywood cast. Car racer, hockey fan, Prague pub goer, collector of greeter signs with wrong spelling of his last name – that`s about William Fichtner.

william_2

 

(Читать далее)

Особая статья: Уильям Фихтнер

 

 

william_1

– нестандартный

27 ноября празднует свой день рождения самый парадоксальный голливудский актёр. Ему 60, но он может выглядеть на абсолютно любой возраст. Он живёт в Голливуде, но вы скорей встретите его на рыбалке, чем в светской тусовке. Он сыграл более чем в 70 фильмах и сериалах, при этом ни разу не засветившись в главной роли. Он окончил факультет криминалистики, а стал одним из самых востребованных актёров современности. Автогонщик, хоккейный фанат, завсегдатай пражских пивных и коллекционер табличек с неправильным написанием своей фамилии – это Уильям Фихтнер.

(Читать далее)

Интервью c Андреем Искановым

Уважаемые читатели!

Мы рады представить вам нашего собеседника – Андрея Исканова, разносторонне одаренного кинорежиссера, фотографа, художника и писателя из Хабаровска, представителя независимого искусства «андерграунда». К сожалению, его полнометражные ленты «Гвозди» и «Видения ужасов» не выходили на лицензионном DVD в России («Гвозди» были выпущены только на VHS, и сейчас являются раритетом), однако были изданы в США в режиссерской, нецензурированной версии. Не получив должного признания в России, работы Исканова в США считаются «шедеврами российского независимого кинематографа».

Итак, мы приступаем к нашей беседе.

– Андрей, прежде всего мы хотели поблагодарить Вас за то, что Вы согласились дать интервью нашему блогу. Расскажите, пожалуйста, о себе – что подвигло Вас, профессионального фотографа, к работе на ниве кинематографа?

  Я стал фотографом только потому, что всегда мечтал делать фильмы. И в старое доброе время я начинал с того, что делал фотофильмы. То есть фильмы, состоящие из последовательных серий постановочных снимков.

Не тот дешевый мусор, называемый «фотофильмами» или «фотороманами», который мы иногда можем видеть на страницах журналов. Ничего подобного. Все делалось не в пример более качественно. С использованием сложных комбинированных съемок (в то далекое время компьютеры все ещё казались научной фантастикой), много эффектов, грима, много трюков, костюмов, актеров, декорации и т.д.

В общем, все делалось на совесть, без легких решений. Поэтому, даже сейчас все это выглядит на очень высоком уровне. Поэтому я подумываю о том, чтобы перевести эти фотофильмы в режим фильма, озвучить и выпустить на DVD.

Работа фотографа (если вы относитесь к ней с душой и творчески, а не как к отбыванию трудовой повинности) способна научить вас всем практическим основам, которые пригодятся вам для создания кинофильмов. Человек, который ничего не смыслит в художественной композиции и не видит ничего красивого в создании натюрморта или портрета, не владеет цветом и светом, по моему глубочайшему убеждению сделать полноценный фильм НЕ СПОСОБЕН. Работа с людьми также очень важна как для фотографа, так и для создателя фильмов. Вы должны чувствовать людей, избегать (по возможности) острых углов и стараться превратить съемки в легкий, приятный процесс. Потому, что съемки это всегда труд модели или актера и зачастую весьма тяжелый. Научить вас работе с людьми: актерами и моделями, также поможет работа фотографа.

– Ваша первая полнометражная картина «Гвозди» и последующая за ней лента «Видения ужасов» являются частью киноцикла «ГаллюЦиНогеНнН». Ваши планы в отношении его продолжения – будут ли еще фильмы этого цикла?

Всего, насколько я помню, было запланировано шесть или семь фильмов для этого сериала. Мы сделали два из этого цикла и решили подождать возможного улучшения ситуации с финансированием наших проектов. Ведь до сих пор все мои фильмы создаются на мои собственные деньги. В 2003 году «Гвозди» были всего одним из двух или трех фильмов в России, которые были сняты не на деньги из Госбюджета…

Я принципиально не собираюсь просить деньги у отечественных структур, пусть этим занимаются более ловкие и удачливые в этом плане люди. По мне лучше сделать независимый низкобюджетный фильм, чем бегать с протянутой рукой за различными учреждениями и спонсорами в России. По меньшей мере это унизительно.

Ещё слишком свежа в памяти ситуация, когда я пришел на прием к директору одного крупного регионального телеканала и предложил перестать крутить пиратские копии американских фильмов и оказать техническую (даже не финансовую) помощь в создании первого российского сериала ужасов.

Почему именно ужасов? — спросил меня директор.

Потому что в техническом плане это наименее затратный для вас жанр, – ответил я. – Для хоррора практически ничего не нужно, кроме умения режиссера и нескольких актеров. А все это я готов взять на себя. Но разумеется, это не самый дешевый жанр. Разумеется, есть и ещё дешевле. Порно, например.

Я бы лучше сделал порно, – уверенно ответил директор.

И на этом беседу можно было считать законченной…

Будут ли ещё фильмы в этом цикле? Будут, я уверен, и даже уже есть. Александр Шевченко (известный зрителю по роли наёмного убийцы в «Гвоздях» и постоянный композитор моих фильмов) только что закончил свой короткометражный дебют «Homunkulus» и вскоре продолжит работу над анимационной версией своего вампирского романа «Глубинка», который был издан несколько лет назад на Украине.

Один из моих грядущих проектов «Angel dust» будет также сделан как часть сериала «ГаллюЦиНогеНнН». Но как скоро он будет профинансирован американской стороной пока неизвестно.

Но уже сейчас, Дебби Рочон, известная американская хоррор-икона, проявляет интерес к участию в этом проекте.

Я был бы рад объединить в своих фильмах многих замечательных американских и европейских актеров, с которыми поддерживаю очень теплые, дружеские отношения. Например, актриса Мануш, выдающуюся работу которой в «Философии ножа» трудно недооценить.

Я также планирую сделать продолжение фильма «Гвозди», который пользуется очень устойчивой популярностью. Честно говоря, сегодня у нас даже больше крайне интересных сюжетов, чем пять-шесть лет назад, когда мы только планировали этот сериал. Очень возможно, что в ожидании финансирования более крупных проектов, я сам сделаю несколько короткометражных фильмов для «ГаллюЦиНогеНнН». И когда-нибудь зритель сможет приобрести коллекционный бокс-сет со всеми фильмами сериала.

– Откуда Вы берете идеи для Ваших лент, в частности «Философии ножа»?

Хорошие идеи нельзя взять откуда-нибудь. Они существуют помимо нас и иногда навещают наше воображение по исключительной воле провидения.

Мир вообще полон идей, но немногие об этом догадываются. «Философия ножа» это не вымысел, а прочно забытый факт из истории Второй мировой войны. А именно подготовки Японии к возможной войне. Так уж получилось, что я живу в том городе, рядом с которым и существовал печально знаменитый Unit 731. И так уж совпало, что я был косвенно знаком с одним из ключевых очевидцев этих событий, бывшим военным переводчиком и выпускником Харбинского медицинского университета Анатолием Протасовым.

Поэтому, когда я ближе ознакомился со всеми доступными фактами, я тут же понял, что это уникальный шанс сделать самый правдивый и точный фильм о опытах над людьми в конце Второй мировой войны.

Разумеется, стиль «Философии ножа» это не стиль «Гвоздей». Это ультра-реализм и документальное исследование. Чтобы снизить уровень вымысла в этом фильме, я добровольно ввел ряд ограничений, которыми, как правило, пренебрегают все создатели исторических или биографических картин. На сей раз я хотел сделать не сюрреалистический фильм, не фильм ужасов, а драму. Ибо история Unit 731 это одна из самых драматических и трагических историй известных человечеству. Разумеется, есть не менее трагические истории. Например, сталинские лагеря, где счет жертвам шел на миллионы (если не больше). Unit 731, с его тремя тысячами убитых «личных врагов императора» за десять лет существования отряда – такое не могло даже присниться. Ну и разумеется, немецкие лагеря смерти, которые сегодня некоторые уже считают вымыслом и сказкой для детей. Возможно, пройдет сто или двести лет и Unit 731, и сталинские лагеря, и лагеря смерти будут повсеместно и прочно забыты, перейдя в разряд мифов. Но сегодня, я всё ещё имею шанс рассказать зрителю факты о тех событиях. И вместо того, чтобы снимать вымышленную историю из жизни наших современников, я предпочел сделать жестокую историческую драму пополам с документальным фактологическим рассказом.

– В Ваших фильмах много насилия. Считаете ли Вы насилие неизбежным спутником человечества? Как Вы оцениваете современные фильмы ужасов – «пыточные» натуралистические картины типа Hostel 1-2, киносериал Saw и т.д., возводящие насилие в абсолют?

Вся история развития человечества это беспрерывная цепь насилия.

«Чем столетие лучше для историка, тем для современника печальнее». Фактически без сцен насилия не обходятся даже детские сказки. Просто оно там гораздо менее физиологично. Так что мнение о том, что большинство людей выбирает чистое, светлое, доброе, по меньшей мере заблуждение. Факты говорят об обратном. Например, первая часть Hostel легко превзошла по продажам на DVD такой дорогой фильм, как «Хроники Нарнии», и быстро сделалась абсолютным чемпионом по продажам.

Но если вы спросите меня, то меня куда больше шокировала сцена убийства льва из «Хроник Нарнии», чем все сцены пыток из «Hostel». И дело не в том, как реалистично или изощренно жестоко показан сам факт пыток или убийства. А в том, что лев был представлен настоящим, живым героем (хотя он и был, разумеется, цифровым). Такому герою сопереживаешь поневоле, хотя это и не человек, а лев. А герои «Hostel» это легко узнаваемые герои фильма ужасов.

То есть вся разница в психологическом доверии. Цифровой лев из сказки выглядит более живым и человечным (а следовательно и более трогательным), чем живые люди из современного фильма ужасов.

Зрители, которые видят и ценят только кровь в фильмах, не видят ничего. Потому что кровь в кино, это просто красная жидкость. Она не может привнести ничего драматического, личностного в фильм. Поэтому, если герою сопереживаешь, то это прежде всего заслуга режиссера и актеров.

Я не хочу сказать, что «Hostel» плохой фильм. Вовсе нет. Просто этот фильм оперирует сценами насилия прежде всего с декоративной точки зрения.

Первая Saw, кстати говоря, была бедна на сцены насилия именно с графической стороны вопроса. Насилие в первом фильме было скорее психологическим, чем хирургическим. В дальнейших фильмах сериала этот баланс был сильно упрощен, опять же в пользу декоративной стороны фильмов ужасов.

Возводит ли этот фильм и сериал Saw насилие в абсолют? Трудно сказать однозначно. Потому, что это фильмы для достаточно массовой аудитории. И если это популярные у широкого зрителя фильмы, то вряд ли они и впрямь беспредельно жестоки. Настолько брутальные фильмы следует искать прежде всего в андерграундном кинематографе, потому что там авторы располагают куда большей и даже практически безграничной свободой воплощения своих идей.

– Есть ли надежда все-таки увидеть российские DVD-релизы Ваших фильмов или же мы вынуждены довольствоваться тем, что они вышли в США? Кстати, когда ожидается американский релиз «Философии ножа»?

Этот вопрос следовало бы задать российским дистрибьюторам. Следовало бы спросить этих ребят, в курсе ли они того, что вообще происходит в независимом кино в нашей стране (а равно как и во всем мире), что выпускается и с успехом продается за рубежом? Да и вообще, следовало бы о многом спросить этих людей, потому что складывается такое впечатление, что в большинстве своем, эти снобы от киноиндустрии люди безграмотные во множестве вопросов.

Почему, например, у американского правообладателя мои фильмы находятся в одном каталоге вместе с фильмами Пола Моррисси, Тоба Хупера, Хершелла Гордона Льюиса и Уэса Крейвена, а в России лицензионные дистрибьюторы упрямо считают их недостойными выпуска на DVD-носителе?

«Философия ножа», например, будет вскоре показана на кинофестивале в Кейптауне (ЮАР). Так не пора ли России догнать и перегнать хотя бы Африку? Когда в прошлом году ролик и два музыкальных клипа «Философии ножа» были показаны на питерском фестивале, который проводил «Дебошир фильм», народ, мягко говоря, потерял дар речи от изумления. Но вот никаких деловых предложений по поводу проката или выпуска в России почему-то не последовало. Складывается такое впечатление, что народ в России это самый инертный народ в мире. Он интересуется фильмами и искусством, но только до какого то определенного предела. Как правило, дальше словесной демагогии не идут ни так называемые дистрибьюторы, ни так называемые хоррор-фанаты, коих в изобилии в Рунете. Первые рады издать любое дерьмо, если только оно сделано на Западе, а вторые поражают своей безграмотностью в вопросах хоррора и кинематографа вообще и усиленно поддерживают отечественных пиратов.

А релиз «Философии ножа» в США ожидается в конце года. Приблизительно в декабре или январе.

– Не было ли у Вас проблем с выпуском нецензурированных версий Ваших лент в США? Ведь там действует достаточно строгая рейтинговая система, созданная Ассоциацией кинопроизводителей Америки (MPAA), деятельностью которой весьма недовольны многие американские режиссеры.

Таких проблем ещё не было, но «Гвозди» и «Visions of suffering» были не фильмами о насилии, это были сюрреалистические фильмы, фильмы-сны. Все показанное там было достаточно условным. Поэтому в плане продаж на DVD в США и Канаде особых проблем с этим не было. Хотя, если например, обложка какого-то фильма ужасов выглядит чересчур жестокой с точки зрения MPAA, то заставляют поменять и обложку DVD.

Другое дело, «Философия ножа». Без преувеличения это ОДИН ИЗ САМЫХ ЖЕСТОКИХ ФИЛЬМОВ, КОГДА-ЛИБО СДЕЛАННЫХ. Вопреки уже сложившемуся мнению, мы никогда не называли его САМЫМ ЖЕСТОКИМ (хотя очень возможно, что это так и есть), потому что эта точка зрения достаточно дискуссионна. Ведь многие воспринимают насилие в кино очень по-разному.

Думаю, что кого-нибудь в MPAA хватит инсульт, когда они увидят «Философию ножа».

– Не хочется ли Вам иногда отдохнуть от психологически сложных фильмов и снять простенький, но качественный «мейнстримный» фильм ужасов? Уверен, что у Вас это должно хорошо получиться.

Хочется, но одного желания здесь мало. Должно совпасть множество разных факторов, чтобы мне поручили такой проект.

На самом деле, я могу работать в любом жанре. Я никогда не зацикливаюсь на чем-то одном. Мне интересны разные жанры. Мечтаю сделать комедию, сказку или документальный фильм о жизни животных. Почему нет?

Я не хотел бы иметь репутацию человека, который способен снимать только фильмы об измененных состояниях сознания и смерти. Хотя смерть и была безусловной темой в моих двух последних фильмах: «Философия ножа» и «A glimpse of hell».

Но как часто наши желания совпадают с нашими возможностями?

– Мы знаем Вас как представителя независимого кинематографического «андерграунда», тяготеющего к сюрреалистическим ужасам человеческого разума. Какие режиссеры или фильмы оказали на Ваше творчество наибольшее влияние?

Трудно перечислить всех, но основные это: Дарио Ардженто (Inferno, Phenomena), фильмам которого я особенно многим обязан, Лучио Фульчи, который акцентировал внимание на жестоком романтизме как никто до него (Massacre time), Ричард Стенли (Hardware), который сам был преемником визуального стиля Ардженто, Андрей Тарковский («Солярис», который я впервые посмотрел в начале 80-ых на большом экране).

– Ваше отношение к жанру ужасов в России? Есть ли предпосылки для его развития в нашей стране, и если да, то какие?

Он не развивается. Он здесь попросту отсутствует. Отчего то почва в России редкостно неплодородна для жанровых фильмов. Мое личное мнение в том, что после коммунистического режима здесь ещё долго ничего не будет произрастать, по крайней мере, в нужном направлении. То, что появляется на поверхности, это, как правило, продукт чьих-то вложенных денег и чьих-то амбиций. То есть довольно уродливое дитя. Но были и исключения.

Был, например, очень хороший фильм «Упырь» с Серебряковым. Который был не фильмом ужасов в прямом смысле слова, но крайне удачным сплавом западных киномифов о вампирах и отечественных реалиях. Этот единичный пример был немедленно зарублен со стороны правящих киноструктур. И даже до сих пор не издан на DVD! Совершенно незаслуженно забытый фильм.

С тех пор ничего близкого (не считая, разумеется, «Ночного дозора», который по непонятной для меня причине почти все классифицируют как хоррор) по качеству в России сделано не было.

– Как Вы относитесь к модной нынче на Западе волне фильмов ужасов категории PG-13? Не является ли это, на Ваш взгляд, профанацией всего жанра в целом?

Фильм ужасов для семейного просмотра это не фильм ужасов. Это скорее ужасный фильм.

Стремление избегать острых углов в массовом кино достигает параноидальных фобий. Нельзя угодить всем. Неразумно пытаться сделать фильм и для беременных матерей и для пирсингованных неформалов.

Разумеется, все это делается от желания заработать как можно больше денег малой кровью.

Но плюшевый хоррор это изначально мертворожденный продукт.

И мы должны благодарить Эли Рота за его дилогию “Hostel”, потому что именно её огромные кассовые сборы могут навести инвесторов на правильные мысли и избавить нас от морально кастрированных и никому не нужных римейков «Омена», сиквелов «Resident Evil» и прочего ширпотреба.

– Ваше мнение о римейках популярных в свое время фильмов ужасов. Нужны ли они? Стали ли бы Вы делать римейк, если бы Вам поступило такое предложение?

Как сказал в свое время Удо Кир: «Почему делают римейки только хороших фильмов? Почему не делают римейки плохих фильмов?».

Действительно, возьмите неудачный фильм, но с интересным сюжетом и сделайте его заново. Возможно, действительно получится нечто выдающееся.

Если бы мне поступило предложение сделать римейк, я бы его сделал. Все эти красивые фразы, что я бы, дескать, послал продюсеров куда подальше с такими предложениями, оставим для теоретиков с хоррор-форумов. Реальность и мнения хоррор-фэнов совершенно разные вещи.

Это работа, и если я не сделаю её, то её все равно сделает кто-то другой. Так уж лучше я сделаю римейк какого-то фильма и сделаю это так качественно и интересно, как только возможно. Так, чтобы мне не было стыдно за свою работу. Всегда можно сделать новое прочтение классики, другой вопрос, что классика может совершенно не нуждаться в этом. Но это решают продюсеры, и если они принимают решение о римейке какого-то фильма, он будет переснят в любом случае. Нам лишь остается надеяться, что эту работу доверят действительно талантливому человеку.

– Как Вы относитесь к картинам Дэвида Линча, известного своим неординарным и фантасмагорическим восприятием окружающего мира?

Мои фильмы многие сравнивают с ранними фильмами Линча. Я лично считаю, что между «Философией ножа» и «Человеком слоном» есть много общего на эмоциональном, стилистическом уровне.

Другие полагают, что «Visions of suffering» это русская версия «Eraserhead». Мне трудно об этом судить. По крайней мере, я никогда не проводил никаких параллелей, но многим видятся отголоски творчества Линча в моих работах.

Линч делает фильмы-сны и не стесняется, и не боится этого. Это уже само по себе редкость в наше время.

Я часто использую подсознательные образы. Символы и собственные сны, в том числе и кошмарные сны как материал для своих фильмов. Этим же пользуется и Дарио Ардженто. Думаю, каждый, кто будет черпать вдохновение в собственном подсознании, будет немного похож на героев фильмов Линча.

– Нравится ли Вам жанр «джиалло» – ведь в нем работали такие признанные мэтры, как Марио Бава, Лучио Фульчи, Дарио Ардженто?

Сказать, что он мне нравится, значит не сказать ничего. Я влюблен в «джиалло»! И я мечтаю сделать «джиалло»-фильм. Я даже пробовал осуществить такой проект этим летом, но обстоятельства сложились не вполне благоприятно. У меня есть согласие отличных европейских актеров, которые готовы поработать вместе со мной над «джиалло». Есть сюжет. Есть люди которые сделают уникальный саундтрек в традициях классических «джиалло» фильмов. Я хотел снимать его в Европе, но в конце концов, почему никто не заинтересован сделать «джиалло а ля рюсс»?

Если это читают заинтересованные лица, поддержите эту идею, и я могу сделать такой проект за очень небольшие деньги.

– Понимаем, что вопрос довольно непростой, но все же – Ваша «пятерка» любимых фильмов (не обязательно ужасов)?

Сложно сказать. Мне куда легче было бы назвать 500 любимых фильмов, чем только пять.

Но вот они, некоторые из многих:

Inferno

Hardware

Cypher

Late night shopping

Killing time

– Каковы Ваши творческие планы на ближайшее будущее и на перспективу?

Движение вперед. Я потратил слишком много времени на «Философию ножа». Всего было снято больше 60 часов материала, из которых в фильме осталось только 4. Но создание фильма отняло четыре года, по году за каждый час фильма.

Теперь я должен наверстывать упущенное. Я хочу сделать «Angel dust», я хочу сделать сиквел «Гвоздей», хочу продолжить сериал «ГаллюЦиНогеНнН». Возможно, что мне предложат сделать чужой проект по чужому сценарию. По крайней мере, мне уже прислали сценарий. Но как скоро от проекта дело перейдет к конкретному процессу производства пока говорить рано. Была надежда сделать сиквел фильма «Society». Думаю, оригинальный фильм Брайана Юзны видели многие.

Я прочитал сценарий сиквела и вполне мог бы взяться за эту работу после завершения «Философии ножа». Но не так давно истек срок на права на оригинальный фильм, и продолжения уже не будет.

Так что, в данный момент я намерен сделать несколько короткометражных хоррор-фильмов для сериала «ГаллюЦиНогеНнН». И уже начал работу над сценарием первого из них, рабочее название которого «The tourist».

Большое спасибо, Андрей, за то, что Вы уделили время нашему блогу. Искренне надеемся, что наше интересное и полезное сотрудничество получит свое развитие и в дальнейшем. Всяческих Вам успехов в Вашей творческой деятельности!

Лучио Фульчи

Очень давно, еще в студенческие годы, один мой приятель позвонил мне и попросил срочно к нему приехать – он начал смотреть по видео какой-то фильм ужасов и ему стало безумно страшно (это было совершенно нетипично для него – вообще то картины подобного жанра его не пугали, так как он был к ним индифферентен). Однако он очень хотел досмотреть этот фильм, но в одиночку не мог. Я приехал. Так впервые я познакомился с лентой «Седьмые врата Ада» и с ее режиссером – Лучио Фульчи.

lucio-fulci.jpgКрестный отец малобюджетных итальянских фильмов ужасов, изобилующих откровенно кровавыми и садистскими сценами, Лучио Фульчи родился в Риме 17 июня 1927 года. После непродолжительного периода времени учебы в медицинском институте (вот, видимо, откуда у него любовь к смакованию подробностей умерщвления людей!) и работы в качестве художественного критика он поступает в Экспериментальную школу кинематографии Лукино Висконти, где получает диплом сценариста. Попробовав (без особого успеха) свои силы на ниве документального кино, он начинает писать сценарии для таких гениев мирового кинематографа, как Роберто Росселлини, Федерико Феллини, Марио Бава и того же Лукино Висконти. Целых 15 лет Лучио Фульчи проработал сценаристом для известного итальянского режиссера, специализирующегося на комедиях, Стено.

После женитьбы, осознавая острую необходимость содержать семью (не каждый сценарий хорошо продавался), Фульчи посвящает себя кинорежиссуре. Первым его фильмом стал «Жулики» 1959 года, который, несмотря на участие в нем популярнейшего итальянского комика Тото, провалился в прокате. С этого момента вплоть до 1969 года Лучио Фульчи в основном снимал комедии, изредка «разбавляя» их вестернами и пародиями на фильмы про Джеймса Бонда. Примечательно, что именно Фульчи открыл дорогу в большое кино Адриано Челентано («Ребята и музыкальный автомат» 1959 г., «Крикуны перед судом» 1960 г., «Какой-то странный тип» 1963 г.). В его лентах снимались легендарный Франко Неро («Кольт пропел о смерти» 1966 г.), известная итальянская поп-певица Мина («Крикуны перед судом»), именитый Эрнест Боргнайн («Пуля для Сандоваля» 1969 г.) и т.д.

Видимо устав от бесконечного потока комедий, в 1969 году Фульчи снимает нетипичный для себя психологический триллер с элементами драмы, его первый опыт в джиалло, «История извращения» (или «Одна на другой»), который имеет некоторый успех у зрителей. Однако этот год оказался для него очень тяжелым – самый личный фильм в творчестве режиссера «Беатриче Ченчи» (сам он называл его «прекрасным») о лицемерной и репрессивной сущности Католической Церкви в Италии 17 века вызвал бурю негодования в прессе и среди кинозрителей (в русском варианте фильм назывался «Инквизиция»). Дело даже дошло до того, что на премьере картины в Великобритании звучали лозунги «Смерть режиссеру!». Вдобавок к этому кончает жизнь самоубийством смертельно больная раком жена Фульчи. Он очень тяжело переживает эту потерю – вполне возможно, что травля со стороны критиков наряду с личной трагедией предопределили его дальнейший резкий переход от комедий к мрачным готическим кинолентам, полным ужасов и нечеловеческого насилия.

Действительно, после этих тяжелых ударов судьбы Фульчи снимает один из своих самых интересных триллеров-джиалло «Ящерица в женском обличье» (он еще переводится как «Ящерица под женской кожей», но мне кажется, что это слишком дословный перевод), в котором уже начинает проявляться склонность режиссера к описанию откровенных садистских сцен. Так, в одном из эпизодов фильма были показаны изувеченные, но еще живые, страдающие от боли, собаки. В результате Фульчи предстал перед судом по обвинению в жестоком обращении с животными, и ему грозил тюремный срок. Только вмешательство мастера по спецэффектам картины Карло Рамбальди («Кинг Конг» 1976 года, «Чужой», «Инопланетянин»), который принес в суд один из муляжей собак и продемонстрировал его в работе, убедило присяжных в невиновности Фульчи. Однако, все-таки переквалификация режиссера в «мастера ужасов» в 70-х годах дается ему нелегко – он опять снимает спагетти-вестерны («Четыре стрелка Апокалипсиса», «Серебряное седло»), комедии и пародии («Эротоман», «Дракула в провинции», «Моя невестка»), даже обращается к экранизации классики мировой литературы («Белый Клык», «Возвращение Белого Клыка» – оба с участием Франко Неро). Тем не менее, в этот же период он создает еще два жестоких джиалло – «Не мучай утенка» (известный в России как «Муки невинных») и «Семь нот в черном» (или «Экстрасенс»). «Семь нот в черном», будучи неплохим психологическим триллером, все же провалился в прокате, однако «Не мучай утенка» до сих пор считается одним из лучших джиалло не только Фульчи, но и итальянского кинематографа в целом. В нем еще нет описания кровавых подробностей убийств, но некоторые сцены поистине шокируют. Характерно, что этот фильм о педофиле-убийце, орудующем в сельской местности на юге Италии, так же как и «Беатриче Ченчи» бросает вызов Католической Церкви, имеет острую антирелигиозную направленность (несмотря на неприятие католицизма, Фульчи утверждал, что он «сомневающийся человек в поисках Бога»). Эта лента также попала в «черный список» и имела только ограниченный прокат в странах Европы. В США же она вообще была запрещена к показу в кинотеатрах.

Лучио Фульчи вошел во вселенную киноужасов стремительно и эффектно – в 1979 году он снял грандиозный и, наверное, самый кошмарный фильм в своей кинокарьере (с ним может сравниться только более поздняя его картина «Седьмые врата Ада», но об этом позже) «Зомби» (в России выпущен как «Пожиратели плоти»). В этой ленте режиссер в полной мере дал волю своему нездоровому воображению – кроме гейзеров крови, обилия разлагающейся плоти и актов каннибализма наиболее запомнилась сцена (она вошла в анналы мирового кинематографа) медленного (!!!) протыкания глаза щепкой от разбитой двери, которая была снята близким ракурсом. Атмосферу всепоглощающего страха подчеркивает удивительная музыка Фабио Фрицци, написавшего темы для многих картин Фульчи, – она чарующе красивая и в то же время гнетущая (кстати, почти во всех фильмах итальянских режиссеров ужасов звучит великолепная музыка – это их «торговая марка»). Примечательно, что идея создания этого фильма принадлежит не Фульчи, а итальянским продюсерам, которые стремились «дать достойный ответ» гениальному произведению американского кинорежиссера Джорджа Ромеро «Рассвет мертвецов» 1978 года. Ответ получился более чем достойный – многие киноманы считают, что лента Фульчи, несмотря на свой малый бюджет, во многом превосходит творение Ромеро. Сам же Фульчи по этому поводу сказал: «Его (Ромеро) живые мертвецы являются изгоями, живущими на задворках общества. Это месть отверженных жизнью…«Рассвет мертвецов» – это политический фильм, великий фильм, но отличающийся от моего «Зомби»». Действительно, «Зомби» (или  называемый еще «Зомби 2» из-за того, что в итальянском прокате картина Ромеро в редакции Дарио Ардженто вышла под названием «Зомби») демонстрирует ужасы ради ужасов, жестокость ради жестокости. В нем нет никаких высоких идей, зрителю нет необходимости искать какой-либо скрытый смысл. Возможно это и явилось залогом ошеломляющего международного успеха фильма у публики, уставшей от заумных и высокохудожественных картин. При этом необходимо учитывать тот факт, что в большинстве стран «Зомби» показывался в цензурированной версии, то есть из него были вырезаны самые кровавые эпизоды (режиссерская версия до сих запрещена в некоторых государствах, в частности в Великобритании, Германии, Норвегии и т.д.). Главным же является то, что «Зомби» положил начало новому этапу в творчестве Фульчи, этапу рождения и становления «Маэстро Ужасов».

С этого момента начинает развиваться талант Фульчи как профессионального режиссера фильмов ужасов – один за другим он снимает неподражаемые по своей жестокости и мастерству «Город живых мертвецов» (или «Врата Ада»), «Дом на краю кладбища», «Черный кот» (по произведениям Эдгара Алана По) и, наконец, «Седьмые врата Ада» («Загробная жизнь») – на мой взгляд, самый сильный и впечатляющий фильм в жизни этого замечательного режиссера. В мире кино эта лента заслуженно считается бесспорным шедевром Фульчи. Удивительно, но она была снята всего за пять недель при 12-часовом рабочем дне. Фильм захватывает зрителя с первых же кадров и уже не отпускает его ни на минуту вплоть до финальных титров. Так же, как и другие картины Фульчи, «Седьмые врата Ада» изобилует отвратительными и кошмарными сценами – тарантулы объедают лицо человека, собака выгрызает глотку своей хозяйки, выстрелом в упор сносит пол-лица девочки-зомби и т.д. Однако кроме этих тошнотворных эпизодов в фильме мастерски нагнетается классический «саспенс», ожидание чего-то необъяснимого и  невероятно страшного. Не могу не повторить свои хвалебные слова в адрес музыки Фабио Фрицци – в данном случае она не просто идеально вписалась в канву картины, но и сама стала одним из ключевых элементов атмосферы непостижимого ужаса. Фульчи говорил о «Седьмых вратах Ада»: «Моя задумка была сделать абсолютный фильм. Это фильм без сюжета, в нем нет логики, только – череда образов». В этой ленте, как и во многих других произведениях Фульчи (см. выше), глаза становятся главным объектом насилия – их выдавливают, они вылезают из глазниц и т.д. Он объяснял это следующим образом: «Их (глаза) нужно уничтожать первым делом. Потому что они видели слишком много плохого». Талантливый безумец!

Несправедливым будет утверждение, что в 80-х годах Лучио Фульчи полностью посвятил себя ужасам. Он пробовал себя и в других жанрах – футуристический научно-фантастический боевик («Гладиаторы 2072 года» – что-то среднее между «Роллерболом» Нормана Джуисона и «Бегущим человеком» с Арнольдом Шварценеггером), фэнтези («Завоевание» – подобие «Конана – варвара» опять же с незабвенным Арни), гангстерский фильм («Контрабандист» – чрезвычайно кровавая лента, по уровню насилия не уступающая, а местами даже превосходящая киноужасы Фульчи). Однако эти ленты были прохладно встречены публикой, и Фульчи опять возвращается к своим любимым фильмам ужасов. Он снимает картины «Нью-йоркский потрошитель», «Ребенок с Манхэттена» (в России – «Одержимые»), «Танцующая смерть», «Мед Дьявола», «Энигма», «Когда Алиса разбила зеркало» (или «Прикосновение смерти»), «Призраки Содома», «Зомби 3» (в России – «Пожиратели плоти 2». Все указанные фильмы значительно слабее ранних шедевров ужасов Фульчи, однако они все же неплохи и интересно смотрятся, за исключением, разве что «Зомби 3», который, на мой взгляд, является самой бездарной лентой великого маэстро. Этот фильм снимался на основе безобразного сценария, который Фульчи со своей дочерью Камиллой безуспешно пытались усовершенствовать. После пяти недель съемок на Филиппинах раздраженный Фульчи отказался дальше снимать фильм, и режиссерское кресло занял неопытный, по его мнению, Бруно Маттеи, известный у нас «Адом живых мертвецов». Публика осмеяла «Зомби 3», хотя, по большому счету, она была качественнее подобных фильмов про зомби тех лет других режиссеров. Просто Фульчи так завысил планку своих произведений, что и сам в дальнейшем не смог ее перепрыгнуть (как позднее он оправдывал себя: «Я сделал этот фильм, потому что мне нужны были деньги… время от времени мне тоже нужно есть». Тем не менее, этот фильм считается творением Лучио Фульчи, а не Бруно Маттеи. Следует сказать несколько слов и о «Нью-йоркском потрошителе», который даже для Фульчи является слишком натуралистичным и садистским фильмом. Кроме того, в нем много весьма откровенной эротики, что было не столь характерно для его творчества (конечно же, как и всякий итальянский режиссерский он допускал наличие обнаженной натуры и недвусмысленных ситуаций, однако здесь он превзошел себя). Все вышесказанное касается и «Меда Дьявола», фильма, по словам Фульчи, «об отчаянии и садомазохистских страданиях».

В конце 80-х годов Лучио Фульчи сотрудничал с итальянским телевидением – в рамках сериала «Роковые дома» он снял два фильма «Дом с часами» и «Милый дом ужасов», которые, к сожалению, телезрители так и не увидели – они были запрещены к показу из-за наличия слишком напряженных и кровавых сцен. Кстати, продюсером этого сериала был ныне небезызвестный политический деятель Италии Сильвио Берлускони, бывший премьер-министр и один из самых богатых людей этой страны.

В начале 90-х годов, последних в творчестве Лучио Фульчи, он снял еще четыре фильма – «Демонию», «Голоса из загробного мира», «Дверь в безмолвие» и «Кота в мозгах» («Кошмарный концерт»). «Кошмарный концерт», несмотря на то, что был не последним фильмом Фульчи (снят в 1990 году), стал лебединой песней режиссера. В этой достаточно оригинальной картине Фульчи сыграл главную роль – самого себя (даже имя не было изменено), режиссера фильмов ужасов, подозревающегося в серии жестоких убийств. Забавный факт – до этого Фульчи, как и великий Хичкок, практически в каждом своем фильме появлялся в незначительной эпизодической роли. «Кошмарный концерт» вобрал в себя самые известные сцены насилия и убийств из его ранних лент, а также из «ужастиков» и джиалло других режиссеров. Фульчи объяснил появление этой картины следующем образом: «Если режиссера фильмов ужасов мучают кошмары, то он должен перенести их на экран». Во второй половине 90-х годов он хотел экранизировать произведение Гастона Леру «Восковая маска», даже принял участие в написании сценария, однако не успел…

Вся жизнь Лучио Фульчи была полна противоречий. Будучи по натуре достаточно добрым и ироничным человеком (сам себя характеризовал «мягким и слабым»), на съемках превращался в тирана, грубого и необщительного человека, «выжимающего» из актеров все силы до предела. Такие перепады настроений, видимо, были связаны с долгие годы мучавшей его болезнью – сахарным диабетом.

Фульчи часто критиковали за женоненавистничество, так как в его картинах в основном именно женщины подвергались разного рода пыткам и издевательствам. Он решительно отвергал подобные обвинения, утверждая, что вырос в семье, где было много женщин, которых он всегда любил и уважал. К тому же у Лучио Фульчи остались две дочери – Антонелла и Камилла, которых он боготворил. Он говорил: «…Я не люблю женщин только в том случае, когда их нет рядом… Благодаря своему голосу и шарму женщина кажется более хрупкой. Она является наиболее подходящей жертвой для хищника. Но это может быть обманчиво. Временами женщина может быть сильной, победительницей, даже преступницей».

Фульчи очень неприязненно относился к другим режиссерам фильмов ужасов (исключения составляли лишь Марио Бава, Дэвид Кроненберг, Аристиде Массачези и Клайв Баркер). В частности, он открыто критиковал (на мой взгляд, совершенно беспочвенно) своего собрата по жанру Дарио Ардженто. «Дарио Ардженто – великий кустарь, считающий себя художником, в то время как Хичкок был художником, который считал себя кустарем» – это было еще его самым мягким высказыванием в адрес Дарио. Тем не менее, именно Дарио Ардженто стал продюсером последней картины Фульчи «Восковая маска». Он даже согласился отложить съемки фильма почти на год из-за прогрессирующей болезни Фульчи (после смерти Лучио Фульчи «Восковая маска» все же была снята Серджио Стивалетти, мастером по спецэффектам многих фильмов Дарио Ардженто).

Официальная критика не любила Лучио Фульчи, называя его «хорошим ремесленником». Кроме чрезмерного смакования кровавых подробностей убийств, фигурировавших в его фильмах, ему в вину ставилось увлечение плагиаторством. Действительно, многие эпизоды из лент Фульчи практически во всех деталях повторяют сцены из работ других режиссеров (труп, замурованный в стену из «Семи нот в черном», «заимствован» из ленты Ардженто «Темно красный»; убийство собакой своей хозяйки из «Семи врат Ада» идентично подобной сцене из «Суспирии» опять того же Ардженто и т.д.). Даже известный эпизод «щепка в глаз» из «Зомби 2» (см. выше) можно сравнивать со сценой разрезания глаза из «Андалузского пса» Луиса Буньюэля и Сальвадора Дали! И таких примеров бесчисленное множество. Однако искусство Фульчи не имеет ничего общего с плагиаторством – повторяя в своих произведениях моменты из других фильмов, привнося в них что-то личное, характерное только для своего творчества, он таким образом отдавал дань уважения другим талантливым режиссерам, демонстрировал своеобразную преемственность фильмов ужасов.

Нельзя согласиться с утверждениями некоторых отечественных и зарубежных биографов Фульчи о том, что последние годы жизни он провел в «бездействии и забвении». Напротив, Фульчи принимал активное участие в различных международных форумах, посвященных фильмам ужасов, в том числе конференции «Уикэнд ужасов» в Нью-Йорке, организованном журналом «Фангория», кинофестивале «ФантаФестиваль» в Риме и т.д. Повсюду его встречали толпы поклонников, ему посвящались специальные показы его фильмов. В 1996 году, незадолго до смерти, вместе с дочерью Антонеллой он даже снялся в картине своего друга Массимо Лаваньини, пародии на фильмы ужасов «Сик-о-патия». Интересный факт – Лучио Фульчи не очень любил, когда его картины называли фильмами ужасов. Сам он их определял как «фантастические фильмы».

Нельзя недооценивать творчество Лучио Фульчи. Он внес весомый вклад не только в развитие киноэстетики ужасов, но и мирового кинематографа в целом. Наряду с такими талантами как Марио Бава и Дарио Ардженто его по праву можно называть «Маэстро Ужасов», без которого сейчас невозможно себе представить современное киноискусство. Фульчи говорил: «Кино для меня все. Я живу и дышу фильмами – я даже ем их». Кроме режиссуры Фульчи очень увлекался джазом, в молодости часто музицировал. Он – автор трех книг – автобиографической «Фульчи разбивает зеркало», «Мои любимые монстры» и «Охота за падшими ангелами».

Лучио Фульчи скончался 13 марта 1996 года. Даже его смерть покрыта некой завесой таинственности – перед тем, как лечь спать Фульчи почему-то не принял инсулин (так как он был диабетиком,  перед сном ему был необходим укол инсулина). Одни сразу же стали выдвигать предположения, что Фульчи преднамеренно ушел из жизни, другие же считали это несчастным случаем.

Лучио Фульчи всегда говорил, что наша реальная действительность куда страшнее и ужаснее всего того, что он когда-либо снял.

При написании статьи автор руководствовался материалами интернет-сайта IMDB, книгами «За вратами» Чаза Балуна, «Спагетти-ужасы» Луки Пальмерини и Гаэтано Мистретта.

Альфред Хичкок

История жизни великого режиссера Альфреда Хичкока в журнале «Чтобы помнили».