Архив по рубрике 'Персоналии'

Лучио Фульчи

Очень давно, еще в студенческие годы, один мой приятель позвонил мне и попросил срочно к нему приехать – он начал смотреть по видео какой-то фильм ужасов и ему стало безумно страшно (это было совершенно нетипично для него – вообще то картины подобного жанра его не пугали, так как он был к ним индифферентен). Однако он очень хотел досмотреть этот фильм, но в одиночку не мог. Я приехал. Так впервые я познакомился с лентой «Седьмые врата Ада» и с ее режиссером – Лучио Фульчи.

lucio-fulci.jpgКрестный отец малобюджетных итальянских фильмов ужасов, изобилующих откровенно кровавыми и садистскими сценами, Лучио Фульчи родился в Риме 17 июня 1927 года. После непродолжительного периода времени учебы в медицинском институте (вот, видимо, откуда у него любовь к смакованию подробностей умерщвления людей!) и работы в качестве художественного критика он поступает в Экспериментальную школу кинематографии Лукино Висконти, где получает диплом сценариста. Попробовав (без особого успеха) свои силы на ниве документального кино, он начинает писать сценарии для таких гениев мирового кинематографа, как Роберто Росселлини, Федерико Феллини, Марио Бава и того же Лукино Висконти. Целых 15 лет Лучио Фульчи проработал сценаристом для известного итальянского режиссера, специализирующегося на комедиях, Стено.

После женитьбы, осознавая острую необходимость содержать семью (не каждый сценарий хорошо продавался), Фульчи посвящает себя кинорежиссуре. Первым его фильмом стал «Жулики» 1959 года, который, несмотря на участие в нем популярнейшего итальянского комика Тото, провалился в прокате. С этого момента вплоть до 1969 года Лучио Фульчи в основном снимал комедии, изредка «разбавляя» их вестернами и пародиями на фильмы про Джеймса Бонда. Примечательно, что именно Фульчи открыл дорогу в большое кино Адриано Челентано («Ребята и музыкальный автомат» 1959 г., «Крикуны перед судом» 1960 г., «Какой-то странный тип» 1963 г.). В его лентах снимались легендарный Франко Неро («Кольт пропел о смерти» 1966 г.), известная итальянская поп-певица Мина («Крикуны перед судом»), именитый Эрнест Боргнайн («Пуля для Сандоваля» 1969 г.) и т.д.

Видимо устав от бесконечного потока комедий, в 1969 году Фульчи снимает нетипичный для себя психологический триллер с элементами драмы, его первый опыт в джиалло, «История извращения» (или «Одна на другой»), который имеет некоторый успех у зрителей. Однако этот год оказался для него очень тяжелым – самый личный фильм в творчестве режиссера «Беатриче Ченчи» (сам он называл его «прекрасным») о лицемерной и репрессивной сущности Католической Церкви в Италии 17 века вызвал бурю негодования в прессе и среди кинозрителей (в русском варианте фильм назывался «Инквизиция»). Дело даже дошло до того, что на премьере картины в Великобритании звучали лозунги «Смерть режиссеру!». Вдобавок к этому кончает жизнь самоубийством смертельно больная раком жена Фульчи. Он очень тяжело переживает эту потерю – вполне возможно, что травля со стороны критиков наряду с личной трагедией предопределили его дальнейший резкий переход от комедий к мрачным готическим кинолентам, полным ужасов и нечеловеческого насилия.

Действительно, после этих тяжелых ударов судьбы Фульчи снимает один из своих самых интересных триллеров-джиалло «Ящерица в женском обличье» (он еще переводится как «Ящерица под женской кожей», но мне кажется, что это слишком дословный перевод), в котором уже начинает проявляться склонность режиссера к описанию откровенных садистских сцен. Так, в одном из эпизодов фильма были показаны изувеченные, но еще живые, страдающие от боли, собаки. В результате Фульчи предстал перед судом по обвинению в жестоком обращении с животными, и ему грозил тюремный срок. Только вмешательство мастера по спецэффектам картины Карло Рамбальди («Кинг Конг» 1976 года, «Чужой», «Инопланетянин»), который принес в суд один из муляжей собак и продемонстрировал его в работе, убедило присяжных в невиновности Фульчи. Однако, все-таки переквалификация режиссера в «мастера ужасов» в 70-х годах дается ему нелегко – он опять снимает спагетти-вестерны («Четыре стрелка Апокалипсиса», «Серебряное седло»), комедии и пародии («Эротоман», «Дракула в провинции», «Моя невестка»), даже обращается к экранизации классики мировой литературы («Белый Клык», «Возвращение Белого Клыка» – оба с участием Франко Неро). Тем не менее, в этот же период он создает еще два жестоких джиалло – «Не мучай утенка» (известный в России как «Муки невинных») и «Семь нот в черном» (или «Экстрасенс»). «Семь нот в черном», будучи неплохим психологическим триллером, все же провалился в прокате, однако «Не мучай утенка» до сих пор считается одним из лучших джиалло не только Фульчи, но и итальянского кинематографа в целом. В нем еще нет описания кровавых подробностей убийств, но некоторые сцены поистине шокируют. Характерно, что этот фильм о педофиле-убийце, орудующем в сельской местности на юге Италии, так же как и «Беатриче Ченчи» бросает вызов Католической Церкви, имеет острую антирелигиозную направленность (несмотря на неприятие католицизма, Фульчи утверждал, что он «сомневающийся человек в поисках Бога»). Эта лента также попала в «черный список» и имела только ограниченный прокат в странах Европы. В США же она вообще была запрещена к показу в кинотеатрах.

Лучио Фульчи вошел во вселенную киноужасов стремительно и эффектно – в 1979 году он снял грандиозный и, наверное, самый кошмарный фильм в своей кинокарьере (с ним может сравниться только более поздняя его картина «Седьмые врата Ада», но об этом позже) «Зомби» (в России выпущен как «Пожиратели плоти»). В этой ленте режиссер в полной мере дал волю своему нездоровому воображению – кроме гейзеров крови, обилия разлагающейся плоти и актов каннибализма наиболее запомнилась сцена (она вошла в анналы мирового кинематографа) медленного (!!!) протыкания глаза щепкой от разбитой двери, которая была снята близким ракурсом. Атмосферу всепоглощающего страха подчеркивает удивительная музыка Фабио Фрицци, написавшего темы для многих картин Фульчи, – она чарующе красивая и в то же время гнетущая (кстати, почти во всех фильмах итальянских режиссеров ужасов звучит великолепная музыка – это их «торговая марка»). Примечательно, что идея создания этого фильма принадлежит не Фульчи, а итальянским продюсерам, которые стремились «дать достойный ответ» гениальному произведению американского кинорежиссера Джорджа Ромеро «Рассвет мертвецов» 1978 года. Ответ получился более чем достойный – многие киноманы считают, что лента Фульчи, несмотря на свой малый бюджет, во многом превосходит творение Ромеро. Сам же Фульчи по этому поводу сказал: «Его (Ромеро) живые мертвецы являются изгоями, живущими на задворках общества. Это месть отверженных жизнью…«Рассвет мертвецов» – это политический фильм, великий фильм, но отличающийся от моего «Зомби»». Действительно, «Зомби» (или  называемый еще «Зомби 2» из-за того, что в итальянском прокате картина Ромеро в редакции Дарио Ардженто вышла под названием «Зомби») демонстрирует ужасы ради ужасов, жестокость ради жестокости. В нем нет никаких высоких идей, зрителю нет необходимости искать какой-либо скрытый смысл. Возможно это и явилось залогом ошеломляющего международного успеха фильма у публики, уставшей от заумных и высокохудожественных картин. При этом необходимо учитывать тот факт, что в большинстве стран «Зомби» показывался в цензурированной версии, то есть из него были вырезаны самые кровавые эпизоды (режиссерская версия до сих запрещена в некоторых государствах, в частности в Великобритании, Германии, Норвегии и т.д.). Главным же является то, что «Зомби» положил начало новому этапу в творчестве Фульчи, этапу рождения и становления «Маэстро Ужасов».

С этого момента начинает развиваться талант Фульчи как профессионального режиссера фильмов ужасов – один за другим он снимает неподражаемые по своей жестокости и мастерству «Город живых мертвецов» (или «Врата Ада»), «Дом на краю кладбища», «Черный кот» (по произведениям Эдгара Алана По) и, наконец, «Седьмые врата Ада» («Загробная жизнь») – на мой взгляд, самый сильный и впечатляющий фильм в жизни этого замечательного режиссера. В мире кино эта лента заслуженно считается бесспорным шедевром Фульчи. Удивительно, но она была снята всего за пять недель при 12-часовом рабочем дне. Фильм захватывает зрителя с первых же кадров и уже не отпускает его ни на минуту вплоть до финальных титров. Так же, как и другие картины Фульчи, «Седьмые врата Ада» изобилует отвратительными и кошмарными сценами – тарантулы объедают лицо человека, собака выгрызает глотку своей хозяйки, выстрелом в упор сносит пол-лица девочки-зомби и т.д. Однако кроме этих тошнотворных эпизодов в фильме мастерски нагнетается классический «саспенс», ожидание чего-то необъяснимого и  невероятно страшного. Не могу не повторить свои хвалебные слова в адрес музыки Фабио Фрицци – в данном случае она не просто идеально вписалась в канву картины, но и сама стала одним из ключевых элементов атмосферы непостижимого ужаса. Фульчи говорил о «Седьмых вратах Ада»: «Моя задумка была сделать абсолютный фильм. Это фильм без сюжета, в нем нет логики, только – череда образов». В этой ленте, как и во многих других произведениях Фульчи (см. выше), глаза становятся главным объектом насилия – их выдавливают, они вылезают из глазниц и т.д. Он объяснял это следующим образом: «Их (глаза) нужно уничтожать первым делом. Потому что они видели слишком много плохого». Талантливый безумец!

Несправедливым будет утверждение, что в 80-х годах Лучио Фульчи полностью посвятил себя ужасам. Он пробовал себя и в других жанрах – футуристический научно-фантастический боевик («Гладиаторы 2072 года» – что-то среднее между «Роллерболом» Нормана Джуисона и «Бегущим человеком» с Арнольдом Шварценеггером), фэнтези («Завоевание» – подобие «Конана – варвара» опять же с незабвенным Арни), гангстерский фильм («Контрабандист» – чрезвычайно кровавая лента, по уровню насилия не уступающая, а местами даже превосходящая киноужасы Фульчи). Однако эти ленты были прохладно встречены публикой, и Фульчи опять возвращается к своим любимым фильмам ужасов. Он снимает картины «Нью-йоркский потрошитель», «Ребенок с Манхэттена» (в России – «Одержимые»), «Танцующая смерть», «Мед Дьявола», «Энигма», «Когда Алиса разбила зеркало» (или «Прикосновение смерти»), «Призраки Содома», «Зомби 3» (в России – «Пожиратели плоти 2». Все указанные фильмы значительно слабее ранних шедевров ужасов Фульчи, однако они все же неплохи и интересно смотрятся, за исключением, разве что «Зомби 3», который, на мой взгляд, является самой бездарной лентой великого маэстро. Этот фильм снимался на основе безобразного сценария, который Фульчи со своей дочерью Камиллой безуспешно пытались усовершенствовать. После пяти недель съемок на Филиппинах раздраженный Фульчи отказался дальше снимать фильм, и режиссерское кресло занял неопытный, по его мнению, Бруно Маттеи, известный у нас «Адом живых мертвецов». Публика осмеяла «Зомби 3», хотя, по большому счету, она была качественнее подобных фильмов про зомби тех лет других режиссеров. Просто Фульчи так завысил планку своих произведений, что и сам в дальнейшем не смог ее перепрыгнуть (как позднее он оправдывал себя: «Я сделал этот фильм, потому что мне нужны были деньги… время от времени мне тоже нужно есть». Тем не менее, этот фильм считается творением Лучио Фульчи, а не Бруно Маттеи. Следует сказать несколько слов и о «Нью-йоркском потрошителе», который даже для Фульчи является слишком натуралистичным и садистским фильмом. Кроме того, в нем много весьма откровенной эротики, что было не столь характерно для его творчества (конечно же, как и всякий итальянский режиссерский он допускал наличие обнаженной натуры и недвусмысленных ситуаций, однако здесь он превзошел себя). Все вышесказанное касается и «Меда Дьявола», фильма, по словам Фульчи, «об отчаянии и садомазохистских страданиях».

В конце 80-х годов Лучио Фульчи сотрудничал с итальянским телевидением – в рамках сериала «Роковые дома» он снял два фильма «Дом с часами» и «Милый дом ужасов», которые, к сожалению, телезрители так и не увидели – они были запрещены к показу из-за наличия слишком напряженных и кровавых сцен. Кстати, продюсером этого сериала был ныне небезызвестный политический деятель Италии Сильвио Берлускони, бывший премьер-министр и один из самых богатых людей этой страны.

В начале 90-х годов, последних в творчестве Лучио Фульчи, он снял еще четыре фильма – «Демонию», «Голоса из загробного мира», «Дверь в безмолвие» и «Кота в мозгах» («Кошмарный концерт»). «Кошмарный концерт», несмотря на то, что был не последним фильмом Фульчи (снят в 1990 году), стал лебединой песней режиссера. В этой достаточно оригинальной картине Фульчи сыграл главную роль – самого себя (даже имя не было изменено), режиссера фильмов ужасов, подозревающегося в серии жестоких убийств. Забавный факт – до этого Фульчи, как и великий Хичкок, практически в каждом своем фильме появлялся в незначительной эпизодической роли. «Кошмарный концерт» вобрал в себя самые известные сцены насилия и убийств из его ранних лент, а также из «ужастиков» и джиалло других режиссеров. Фульчи объяснил появление этой картины следующем образом: «Если режиссера фильмов ужасов мучают кошмары, то он должен перенести их на экран». Во второй половине 90-х годов он хотел экранизировать произведение Гастона Леру «Восковая маска», даже принял участие в написании сценария, однако не успел…

Вся жизнь Лучио Фульчи была полна противоречий. Будучи по натуре достаточно добрым и ироничным человеком (сам себя характеризовал «мягким и слабым»), на съемках превращался в тирана, грубого и необщительного человека, «выжимающего» из актеров все силы до предела. Такие перепады настроений, видимо, были связаны с долгие годы мучавшей его болезнью – сахарным диабетом.

Фульчи часто критиковали за женоненавистничество, так как в его картинах в основном именно женщины подвергались разного рода пыткам и издевательствам. Он решительно отвергал подобные обвинения, утверждая, что вырос в семье, где было много женщин, которых он всегда любил и уважал. К тому же у Лучио Фульчи остались две дочери – Антонелла и Камилла, которых он боготворил. Он говорил: «…Я не люблю женщин только в том случае, когда их нет рядом… Благодаря своему голосу и шарму женщина кажется более хрупкой. Она является наиболее подходящей жертвой для хищника. Но это может быть обманчиво. Временами женщина может быть сильной, победительницей, даже преступницей».

Фульчи очень неприязненно относился к другим режиссерам фильмов ужасов (исключения составляли лишь Марио Бава, Дэвид Кроненберг, Аристиде Массачези и Клайв Баркер). В частности, он открыто критиковал (на мой взгляд, совершенно беспочвенно) своего собрата по жанру Дарио Ардженто. «Дарио Ардженто – великий кустарь, считающий себя художником, в то время как Хичкок был художником, который считал себя кустарем» – это было еще его самым мягким высказыванием в адрес Дарио. Тем не менее, именно Дарио Ардженто стал продюсером последней картины Фульчи «Восковая маска». Он даже согласился отложить съемки фильма почти на год из-за прогрессирующей болезни Фульчи (после смерти Лучио Фульчи «Восковая маска» все же была снята Серджио Стивалетти, мастером по спецэффектам многих фильмов Дарио Ардженто).

Официальная критика не любила Лучио Фульчи, называя его «хорошим ремесленником». Кроме чрезмерного смакования кровавых подробностей убийств, фигурировавших в его фильмах, ему в вину ставилось увлечение плагиаторством. Действительно, многие эпизоды из лент Фульчи практически во всех деталях повторяют сцены из работ других режиссеров (труп, замурованный в стену из «Семи нот в черном», «заимствован» из ленты Ардженто «Темно красный»; убийство собакой своей хозяйки из «Семи врат Ада» идентично подобной сцене из «Суспирии» опять того же Ардженто и т.д.). Даже известный эпизод «щепка в глаз» из «Зомби 2» (см. выше) можно сравнивать со сценой разрезания глаза из «Андалузского пса» Луиса Буньюэля и Сальвадора Дали! И таких примеров бесчисленное множество. Однако искусство Фульчи не имеет ничего общего с плагиаторством – повторяя в своих произведениях моменты из других фильмов, привнося в них что-то личное, характерное только для своего творчества, он таким образом отдавал дань уважения другим талантливым режиссерам, демонстрировал своеобразную преемственность фильмов ужасов.

Нельзя согласиться с утверждениями некоторых отечественных и зарубежных биографов Фульчи о том, что последние годы жизни он провел в «бездействии и забвении». Напротив, Фульчи принимал активное участие в различных международных форумах, посвященных фильмам ужасов, в том числе конференции «Уикэнд ужасов» в Нью-Йорке, организованном журналом «Фангория», кинофестивале «ФантаФестиваль» в Риме и т.д. Повсюду его встречали толпы поклонников, ему посвящались специальные показы его фильмов. В 1996 году, незадолго до смерти, вместе с дочерью Антонеллой он даже снялся в картине своего друга Массимо Лаваньини, пародии на фильмы ужасов «Сик-о-патия». Интересный факт – Лучио Фульчи не очень любил, когда его картины называли фильмами ужасов. Сам он их определял как «фантастические фильмы».

Нельзя недооценивать творчество Лучио Фульчи. Он внес весомый вклад не только в развитие киноэстетики ужасов, но и мирового кинематографа в целом. Наряду с такими талантами как Марио Бава и Дарио Ардженто его по праву можно называть «Маэстро Ужасов», без которого сейчас невозможно себе представить современное киноискусство. Фульчи говорил: «Кино для меня все. Я живу и дышу фильмами – я даже ем их». Кроме режиссуры Фульчи очень увлекался джазом, в молодости часто музицировал. Он – автор трех книг – автобиографической «Фульчи разбивает зеркало», «Мои любимые монстры» и «Охота за падшими ангелами».

Лучио Фульчи скончался 13 марта 1996 года. Даже его смерть покрыта некой завесой таинственности – перед тем, как лечь спать Фульчи почему-то не принял инсулин (так как он был диабетиком,  перед сном ему был необходим укол инсулина). Одни сразу же стали выдвигать предположения, что Фульчи преднамеренно ушел из жизни, другие же считали это несчастным случаем.

Лучио Фульчи всегда говорил, что наша реальная действительность куда страшнее и ужаснее всего того, что он когда-либо снял.

При написании статьи автор руководствовался материалами интернет-сайта IMDB, книгами «За вратами» Чаза Балуна, «Спагетти-ужасы» Луки Пальмерини и Гаэтано Мистретта.

Альфред Хичкок

История жизни великого режиссера Альфреда Хичкока в журнале «Чтобы помнили».

« Пред. страница